Ольга Павлюк

 

                  Ликуй луна

 

Ликуй луна ,

Как я ликую 

Танцуй весь мир,

Как я танцую. 

А в первозданной тишине

Пусть солнце спустится ко мне 

Как мало мы о звездах знаем

И миром чувств пренебрегаем 

Над телепатией смеемся,

На этом сами попадемся 

Мы в жизнь загробную не верим

И в душу мы впустили зверя 

Нас равнодушие сжигает

Себя мы этим убиваем 

Мы раним близких и родных

Забыв в текучке дня о них 

Во что мы верим?

Ни во что. 

То , что есть – не то.

Хочу я света и тепла 

И чашу бытия – до дна.

Я верю в счастье и звезду 

Свою звезду- сама найду 

 

            Баллада о зеркалах

Фантастика зеркал – в них тайны поколений, 

Сюрреализм миров – абстракция любви.

И Мастера оправа – тончайшее творенье, 

И сколько не смотри – конца в нем не найти.

Там отблески свечей и тени канделябров, 

Там лучик солнца – радугой пророс,

Там помнят мир цилиндров , канделябров, 

Банкетов и балов.

Миры зеркал – описаны в легендах , 

Как много сказок сложено о них,

Приметы ,ворожба в различных континентах – 

Всегда одни.

И зазеркалья мир – реальность отрицанья, 

Свои законы в нем и звездные миры.

Космических путей – загадки мирозданья- 

Отсвет иных миров, калейдоскоп судьбы.

От новых я зеркал – испытываю радость. 

С любовью я приму любой их авангард .

Еще им предстоит принять и муки сладость,

И многоликий мир ,и сложность бытия.

По капелькам , не с разу, они в себя вольют 

И солнца желтизну ,и синеву ночи,

И тысячи фрагментов отражений- 

Найдут приют у них в тиши.

Нам не дано понять- законов зазеркалья, 

И физика – пусть просто отдохнет,

Тончайший ,хрупкий мир- 

Зеркального хрусталья, загадочно хранит от нас свои миры. 

 

 

                                       Дэн 

Ты меня понимал лучше многих и многих на свете,

четкий профиль в окне и с тонкой горбинкою нос. 

Ты без слов отвечал,

в переливах рулад на примете 

ты держал про запас

тонкий альт и лирический бас. 

Кавдратна голова

и щеточкой усы, 

Огромные глаза какбуд-то изнутри.

Твой белый воротник ,- 

Для черного контраст.

Вовеки не забыть мне твой анфас. 

Аристократ, красавец и голубых кровей.

Презрительно – спокоен ,вне боевых страстей. 

Из тех ,кто к нам приходит,-

ты мало с кем в ладах. 

Упрямый и негибкий,

Не знаешь ,что есть страх. 

Спортивная фигура и разворот в плечах,

Не любишь шума улиц и игрищ во дворах. 

Друзей тебе не надо:

зачем? Когда Я есть. 

Себя отдать готов ты-

за жизнь мою и честь. 

Любовь у нас взаимна-

и это не вопрос. 

Черный профиль в окне-

с белой кисточкой хвост ! 

 

                             Сон 

«Одни были до меня, другие придут позже,

Ведь жизнь бесконечна, а смерть бездонна. 

И все это со сном безумца схоже,

сервус, мадонна.» 

(«Сервус, мадонна» К.И. Галчинский)

Мне снился сон. 

И атмосфера в нем была твоя.

Два образа влюбленных- 

Одни ,как на Пальмире,

Проекция Тебя, 

Проекция Меня.

Впервые гостьей я была в твоей квартире, 

Остроги башен видны из окна.

Мы мало говорим, 

Но ,кажется, что в мире влюбленные одни-

Проекция Тебя, 

Проекция меня.

Ты показал немногое, что любишь, 

По книжным полкам я пальцем провела,

Смотрела фотографии сутулясь, 

И были мы одни-

Проекция Тебя, 

Проекция меня.

Тихонько с джазом крутиться кассета, 

И мелкий дождик где-то за окном,

Мы за твоим столом, 

Но кажется, что это-

Проекция Тебя, 

Проекция меня.

Проснуться бы сейчас от трели телефона. 

Услышать голос твой не в сне, а на яву.

По улицам пройтись, 

Наперекор законам- из сноведенья в жизнь.

Проекция Тебя, 

Проекция меня. 

 

             Ружаностоцкие перезвоны

Ружаностоцкий перезвон-

Он льется на меня со всех сторон, 

Сопровождая на этюды,

Сопутствуя везде и всюду. 

Хожу с этюдником в лесах,

Пишу на заливных лугах. 

Под перезвон я спать ложусь,

Рисую в поле и молюсь. 

Ружаностоцкий перезвон

Со всех сторон здесь льется. 

Мы с ним встаем, идем, живем,

Играем, пляшем и поем, 

Беседы умные ведем-

Он в нас, и, верится,- мы в нем. 


  Последний вечер в Сацком парке

Последний вечер. Сацкий парк.

Фонтан ,после дождя. 

Мы обошли все много раз

И вот пришли сюда. 

Мы говорили без конца, 

Все понимая влет.

Обговорить хотели все- 

На много лет вперед. 

Молчанье тоже хорошо,

Когда ты рядом есть. 

Мы можем просто помолчать,

На лавочку присесть.  

Слова бывают не нужны, 

Мы знаем все и так.

Зачем мгновенья, без нужды , 

Словами разрушать? 

Мы знаем много из всего,

Что можно и не знать. 

И знаем точно, что река,

Не обернется вспять. 

Что с этим как-то нужно жить, 

Вот только знать бы как.

Все это трудно обсудить, 

Зато легко понять. 

Мы обошли все много раз

И вот пришли сюда. 

И Сацкий парк ,после дождя,

Такой же ,как всегда. 

Но нам не нужен антураж, 

Нам хорошо вдвоем.

И Сацкий парк нам подойдет, 

Чтоб думать о своем. 

Быть может  лирика  смешна,

В наш прагматичный  век, 

Но мы не знаем наперед

Своей Судьбы пробег.     

  

                Корни

Страна туманов и снегов, 

Лесов , болот и комаров

Готическая кладка- 

Тебя люблю украдкой.

Люблю песок и моря вкус, 

И звон колоколов.

И может знает лишь Иесус 

Значенье моих слов. 

Свои я корни берегу

Обрвыками легенд, 

Портрет и писем пергамент,

В шкатулке старый документ 

Давно забытый пергамент,

Я это сохраню. 

Мистично многое в судьбе,

Скрестилось разное во мне: 

Литвинов дух. Шляхетска кровь.

Степей украинских покров 

И греков томные напевы.

Все это я . Судьба моя. 

Ее я прихотей не знаю.

Когда-то молча покоряюсь, 

Когда-то ей сопротивляюсь,

Сама я в чем-то изменяюсь, 

В судьбе веков я растворяюсь.

Все что смогла собрать, найти 

Хочу по жизни пронести.

Как ценный дар, кому нужней 

Я с радостью отдам скорей. 

 

                 Молитва  

О, Боже мой, и Дева Дев Мария! 

Не знаю слов молитвы, но молюсь

я за себя и тех, кто тоже слов не знает, 

но кто тебя зовет и восхваляет,

защиты просит, слезно умоляет 

спасти глупца и дерзкого простить.

Дать им ума и к ближнему любви, 

и встречи с теми , кто живет вдали,

больным здоровья, и спокойствия души

тому, кто так нуждается в тиши.

Нам говорят – дают не то что просят, 

а то что нужно Бог нам раздает.

но люди мудрость  Бога превозносят 

              за то, то Человечеству  помог.   

    

        Варшавский   вечер                                                                               

             Джаз на «Старувке» бодро гремел,

Любителей всех созывая. 

Мы «причащались», стоя в толпе,

Джазовым звукам внимая. 

В сумерках « Зигмунд» смотрел свысока, 

И огоньками мигая,

Свет фонарей мотыльков собирал, 

Танцем себя окружая. 

Я раствориться в этом хочу,

Только ведь знаю- напрасно. 

Свой прагматизм победить не смогу,

Не правда ли ,это ужасно? 

Звуками джаза площадь полна, 

В ритме качаются люди.

Как далека эта страна 

От той, где я завтра буду. 

 

                 Леба. Дюны

Белые пески поедают лес. 

Белые пески прямо до небес.

Вкус соленый ветра, 

На зубах песок.

Шум далекий моря, 

Ветер бьет в висок.

В мареве скелеты 

Старых кораблей.

Грустные сонеты 

Северных морей.

Завертят,  закружат 

Викинга и эста,

Гунна и германа 

На плывучих дюнах

Волнами дурмана. 

Здесь борьба природы:

Оступился- сгинь! 

И никто не сможет

Выстоять один. 

Вроде бы Сахара:

Горы из песка. 

Но стальное море

Видно с далека 

В серой дымке зыбкой,

С чайками вдали, 

С мертвыми деревьями

Где –то впереди. 

Если это видел,

То не устоять: 

Так и хочешь кистью

Чувство передать.

 

Концерт  
Звучал Шопен 
И пела флейта 
Мерцали люстры в зеркалах  
И зал молчал, 
Под звуки эльфов 
Боготворя у алтаря 
Высокой музыки 
Истоков.  
Виденья мчались перед оком 
Маэстро в черном сюртуке , 
И палочка в руке дрожала 
И звуками она играла 
Оркестр ведомый ею был.  
Звук воспарил 
И задрожал 
Сверкнул, как  будь-то бы опал, 
В молчанье зала он повис 
И рев восторженный на «бис»  
Маэстро – дирижер известный 
Для всех он очень интересный 
Для журналистов и толпы  
А вот ,кто там сидит в оркестре 
С кларнетом , скрипкою , трубой. 

И мы его с тобой не знаем.

Вот он.Вот так вот он играет, 

Что мы внезапно забываем 
Где мы сидим, где мы стоим, 
И мир стиновится другим. 
И без него ,без одного 
Оркестр ничто 

И метр никто.

 

 

      *** 

             Каков бы ни был твой талант, 

Не забывай сопровожденье. 
Таланту нужно оформленье, 
Чтобы сказать: 
«Каков Атлант!» 
 

 

       ***

По тонкой луне

Ангел ходил.

На это смотреть

Не было сил.

 

Очень хотелось

Тоже взлететь,

Чтобы на Землю

От туда глядеть.

 

Чтобы увидеть

Леса и поля,

Чащу лесную ,

А в ней глухаря.

 

 Души людские ,

Наверно ,видней,

  • Если на небе

  •   Пробыть много дней.

Это не просто

Сидеть на Луне-

Мудрость Галактик

Вручается мне.  

Этой я мудростью

Вся напитаюсь

И на Земле ,возвращаясь,

Вращаюсь.

Среди людей,

Среди зверей,

Суть бытия,

Откройся скорей!


Цикл кинематограф

«О фильмах 20-х годов»  (подражание О. Мандельштамму)

 Кинематограф. Душный зал.

 Сентиментальный фильм в разгаре.

Аристократ опять в ударе

И дарит барышне опал.  

Она невинна и тиха

В сетях любви, в угаре страсти,

Опять какие то напасти:

То революция, то пурга…..  

Она летит спасать Героя.

Герой, конечно же , злодей.

Он , хочет крепость взять измором,

Большевиков прогнать взашей.  

Визжит картечь, грохочет битва,

Фальшивит старенький рояль.

И не постичь души полета

Его, ЕЕ- огонь и сталь.  

 Стрекочет лента пулемета,

Как не понять ,что тяжко ей

Загнать в таежные болота

Табун буденовских коней.  

Потом ,конечно, же  развязка:

Аристократ умчал в Париж.

А барышне грозит удавка,

А может орден и престиж. 

                                              

  « О фильмах 60-х годов»

«Я готова поехать

  На край света  с тобой,

  И за синее море ,

  За горящей звездой.  

  И на Северный Полюс,

  Где мороз и пурга,

  Я не буду жалеть

  Ни о чем никогда.»-  

 - Так сказала когда-то

    Героиня в кино,

    Обещанье давая

    Любить одного.  

    Я не верю в слова-

    Потому и скажу:

    Вряд ли долгое счастье

    Предстояло ему.  

     Вот в кино ,как и в жизни

     Вдруг нашелся другой

     И увел героиню

     В белый свет за собой. 

     Может быть по другому,

     Он сумел оценить

     Героиню ,и душу ее

     Удалось зацепить

     Не бросаясь словами ,

     На край света пошла,

     И судьбу свою с милым

     За морями нашла.

     Я, как автор ,наверно,

     Не должна говорить:

     Героиню свою ,

     Не могу осудить.  

     Жизнь , конечно , не фильм,                   

     Не скажу ничего,                                    

     Но и в жизни бывает                                

     Сплошное кино.                     

 

     Можно тоже найти                                   

     И борьбу за судьбу,                                  

     И обилие слов,                                           

     И рекламу одну.   

Можно счастье найти, 

Можно мимо пройти,

Можно в жизни своей

Рубикон перейти.

 Где любовь обитает,-

Много слов не бывает ,

Только выбор бывает

Не прост.                                    

                                                                               

   Кинематограф начала ХХ1 века 

      Смотрите: Киборг на экране!

      А здесь Вампир пьет кровь из жертв!

      Пакет программ у нас в кармане

      Смотри ,что хочешь- нет проблем! 

      Богатые заплачут сразу,*

      Как только ты их не найдешь,

      Давай скорей ,крути каналы-

      Иначе просто пропадешь. 

      Не только Мексика утешит,

      Еще есть русский боевик,

      Который сразу всем покажет,

      Что будет ,не вернув кредит. 

       Конечно, есть и на экране:

       «Наш дом» , «Животные в степи»,

       Но почему –то средь рекламы,

       Бывает трудно их найти. 

       И все же ,каждый сам решает,

       Какой канал ему смотреть,

       К тому же очень утешает ,

       Что можно вовсе не глядеть.

 

     * Мексиканский сериал «Богатые тоже плачут» -очень популярный в начале 2000г

                                 ***

 

     К «Аи», о котором вспоминал

     А.С.Пушкин в «Евгении  Онегине» 

Бокал прекрасного Аи,

Тебя не пьют в мирской шумихе,

А с атмосферой для души

Вкушают изыски твои.

 

Тончайший аромат и вкус,

Изысканная сервировка,

Надрывы скрипки, обстановка

Свечей , цветов, китовый ус…

 

Аи искриться в хрустале ,

Его нельзя пить по иному

Оно к содружеству готово

Пусть редко , но во всей красе.

 

Когда никто не отвлекает

Его вкусить люблю и я ,

Когда душа тоски полна

Или восторг переполняет.

 

Но вот еще бокал искрится-

Вода в нем просто серебрится

Своей прохладной чистотой

Всегда поделится с тобой.

 

В бокале , в чашке, в котелке

Она всегда ,везде уместна

В жару и в стужу , при луне,

В шикарном баре , при костре…

 

Мы каждодневно ее пьем,

В пустыне-оды ей поем,

В быту ее не замачаем,

Но без нее мы пропадаем.

 

Она всегда незаменима.

Всегда вкусна ,неповторима,

Но как ты это не верти-

Нельзя сравнить ее с Аи.

 

Конечно, это не сравнимо.                        

Всему есть собственный удел.               

И алегорьям есть предел                         

Не все то верно, что есть зримо.   

И я,поклонница Аи,

Когда б мы выберать могли,

Не редкой гостьей на пиру,

 Хотела б быть водой в миру.            

 

                       Февр.2003